Различные подходы к познанию

Опубликовано 23rd Апрель 2017 в рубрике Психология:
.

Физик-философ Л.Л.Уайт в своей книге «Будущее развитие человечества» (L.L.White «The Next Development in Man») показывает, что Западная интеллектуальная традиция характеризовалась тем, что он называет термином «расщепление». Под этим термином он подразумевает, что со времен Платона и святого Павла до двадцатого столетия обдуманное поведение западного человека, руководимое его разумом, было основано на использовании статических концепций природы, тогда как его спонтанное поведение, прямая реакция на непосредственный опыт, не переставало выражать созидательные процессы, реально характеризующие всю природу.

Это расщепление между телом и разумом, личностью и природой, интеллектом и эмоционально-интуитивным ощущением пропитывало весь подход западного человека к жизни: интеллектуальной, религиозной, экономической и политической. Редкое исключение составляли поэты, мистики и люди, находившиеся на периферии общественно-культурной изни. Эта тенденция расщепления привела к упадку Западной культуры, как видно на примере великих войн, сегодняшнего экологического кризиса и быстрого роста физических и ментальных проблем. Уайт говорит:
Если вся природа — это одна великая система в постоянном процессе трансформации и развития, попытки изолировать любую ее часть неизбежно приведут к неудаче. В частности, отделение человека как субъекта от сферы объективной природы затмевает его взгляд на форму жизни, присущую для него. Человек может полностью понять себя, только соединяя объективные знания, полученные в результате наблюдения за всей органической природой, с субъективными знаниями индивидуального опыта. Это может принести новое чувство свободы и самопризнание, простоту, основанную на знании. Негативные предубеждения традиционной морали заменяются позитивным энтузиазмом для развития жизни...
Уайт указывает, что со времен греков мыслители разделялись на два лагеря, которые можно назвать атомистической школой и холистической школой; приверженцы каждого подхода испытывали неприязнь к другому, по сути дополняющему взгляду. В нашей повседневной жизни мы используем оба подхода с меняющейся степенью акцента, хотя холистический подход гораздо более обстоятелен и полезен для понимания огромных систем и органического целого. Как писал Уайт, холистический подход (т.е. сознание формы и паттерна) нельзя игнорировать из-за неопровержимого факта, что регулярные формы доминируют в природе и во всем, что мы видим и испытываем.
Философы-экзистенциалисты и психологи отмечали такую же проблему конфликтующих взглядов на жизнь. Психолог Ролло Мей говорит, что экзистенциализм «стремится к пониманию человека, опускаясь ниже раскола между субъектом и объектом, который терзал Западный разум, начиная с эпохи Возрождения». Многие экзистенциалисты признавали по крайней мере два различных подхода к пониманию: подход «таинства» (о котором Габриель Марсель говорит как обо всем, что может быть отнесено к личностному, как человеческому, так и божественному) и подход «проблемы» (который вытекает из анализа частей целого). Марсель говорит, что само существование не «объясняется», а скорее должно «озаряться», чтобы обрести истинное понимание. Французский философ Паскаль отрицал, что мир и, особенно, человек могут быть по-настоящему поняты средствами рационального анализа. Он утверждал, что интуиция, т.е. проникновение через поверхность вещей в их составляющие сущность тайны, является ключом для понимания человека и мира. То, о чем говорят Марсель и Паскаль, сегодня называется «холистическим» подходом. Давайте прольем свет на основные различия подходов, которые привели к расщеплению западной мыслительной традиции и к неуместному акценту только интеллектуального фактора.
Великие античные школы таинств (предшественники современных методов психотерапии) учили, что человеческое сознание ограничено только условными умственными границами, которые оно само воздвигает. Изучая историю западной цивилизации, мы приходим к заключению, что акцентирование греческими мыслителями науки и разума считается решающей поворотной точкой в интеллектуальном и культурном развитии западного человека. Эта эпоха, конечно, была периодом великого роста понимания человеком себя и вселенной. Однако вклад греческих мыслителей не ограничивался открытием определенных естественных законов, действующих в материальном мире, он также простирался в сферу внутренней жизни и роста индивидуума! Ключевым мотивом, лежащим в основе развития греческой философии, была идея «Познай себя»; а само слово «философия» буквально означало «любовь к мудрости». Наука в Греции не была просто собиранием фактов в надежде, что могут обнаружиться определенные взаимосвязи. Она скорее представляла систематический поиск неотъемлемых истин, лежащих в основе жизни и природы, и попытку открыть не только природные законы, но также универсальные метафизические законы самой жизни. У греков «довод» не относился к компьютеро-подобным расчетам логического разума, а скорее был вдохновенной комбинацией анализа и интуиции, основанной на идеях изящества и симметрии.
Многие современные ученые по-прежнему считают, что наиболее всеобъемлющие теории обязательно должны быть наиболее изящными, эстетическими и по существу простыми. Однако другими учеными этот идеал был забыт или осмеян, а поиск всеобъемлющих истин был заброшен из-за чрезмерного акцента критического анализа. Чтобы быть настоящим ученым, человек не должен налагать собственные ожидания, желания и предвзятые интеллектуальные ограничения на умы людей, чтобы человеческий дух мог быть свободным. Однако большинство ученых, включая психологов, излишне ограничило свой взгляд на человека и его возможности. Если человек умственно возводит вокруг себя стену, это не влияет на то, что находится за стеной, а просто мешает человеку увидеть то, что по ту сторону стены, и искажает структуру целого. Мы пытаемся понять жизнь, ограничивая и распределяя ее по категориям, в основном на базе интеллектуальных предубеждений и эмоциональных склонностей. Но слишком часто мы кончаем тем, что просто ограничиваем себя, поскольку то, что существует, неважно что мы думаем об этом, действительно существует. Образовательные учреждения нашей культуры могли бы получить полезный урок у наставника дзен-буддизма Шунруи Сузуки-роши:
«Разум начинающего» — это наш исходный разум, обычно пустой и находящийся в состоянии готовности.
Если наш разум пуст, он всегда готов к чему-то; он открыт для всего. У разума начинающего есть много возможностей; у знатока немного... В разуме начинающего нет мыслей: «Я достиг чего-то». Все эгоцентричные мысли ограничивают наш безбрежный разум. Если у нас нет мыслей о достижении и о себе, мы являемся подлинными начинающими. Тогда мы действительно можем чему-то научиться.
Интеллект в основном полезен для использования во внешнем, материальном мире. Мы увидим ясный пример этого факта, если отметим быстрый скачок вперед западной науки и технологии вскоре после того, как богиня рассудка была возведена на престол в Европе. Но в равной степени верен тот факт, что мы не видели такого скачка в понимании самого человека в результате усилий материалистической психологии. Только недавно, когда рассудок и интеллект были уравновешены акцентом опыта, чувств и интуиции, некоторые направления психологии начали делать успехи в понимании внутренней натуры человека. До сегодняшнего дня применение чисто интеллектуального анализа к пониманию внутреннего мира не могло доказать или опровергнуть что-либо из основных философских или религиозных вопросов жизни, которые формируют основу психологической структуры человека. Логический позитивизм — это крайнее проявление (и логический результат) аналитического подхода, который, можно сказать, нацелен на максимальную абстракцию с минимальным значением. А ведь человеку нужно именно значение; понимание потребности человека в значении и смысле необходимо для любой психологии здоровья и целостности. Значение вытекает изнутри, а не приходит извне, следовательно, только аналитический подход не может помочь человеку удовлетворить свои глубочайшие потребности.
Психолог Вильсон Ван Дасен по существу выражает такую же идею:
Все становится более разумным, если мир больше не рассматривается как физически абстрактный и объективный мир, который полностью безличен. Такой мир представляет собой концептуальную конструкцию, удобную для физики, но чрезвычайно неточную в психологии. Личностный мир, единственный, который каждый из нас реально знает, — это мир, окрашенный во все тона собственных персональных значений. Мир «выключается», когда я сплю. Его время замедляется, если мне скучно, и ускоряется, если я активен и заинтересован.
...Мир людей — это личностный мир. Молния и гром прекрасны для меня. Но они могут значить что-то другое для вас. Где же объективная безличная молния и гром? Они часть «официальных событий», которые не имеют большого значения для человека. Безличный объективный мир — это мир, которым никто не интересуется!
Французский биолог и антрополог Пьер Тейяр де Шарден также подвергает сомнению состоятельность так называемых «объективных» знаний:
Истина — это просто полная согласованность вселенной по отношению к каждой точке, содержащейся в ней. Почему мы должны проявлять подозрительность или недооценивать эту согласованность просто из-за того, что мы являемся наблюдателями? Мы постоянно слышим о некой антропоцентрической иллюзии, контрастирующей с некой объективной реальностью. В действительности такого разграничения нет. Истина человека — это истина вселенной для человека, другими словами, это просто истина.
Целостность и согласованность всей жизни и единство человека и вселенной, о которых говорится в цитате Тейяра де Шардена, обеспечивают четкую и изящную теорию, которая поддерживает подход традиционной геоцентрической астрологии и в сущности ведет к взаимосвязи микрокосма-макрокосма, на которую указывали древние авторы.
Чтобы пролить свет на то, как развился чрезмерный акцент «объективности», мы должны упомянуть теорию индивидуальности Юнга. Согласно Юнгу, есть четыре основных способа познания, которые Юнг называет четырьмя основными психическими функциями: мышление, ощущение, чувство и интуиция. Мышление и чувство могут быть сгруппированы вместе, поскольку аналитическое мышление основано главным образом на данных внешнего мира, получаемых посредством чувств. Интуиция и ощущение тоже могут быть сгруппированы вместе, поскольку эти функции возникают внутри человека и не полностью обусловлены социо-культурной средой данного времени. Знания, приобретенные посредством интуиции и ощущения, субъективны и персональны, в том смысле, что они не могут быть доказаны или объективно подтверждены. (Поскольку эти четыре функции могут быть попарно сгруппированы и разбиты на два различных подхода к познанию, я буду в дальнейшем говорить о «мышлении» и «интуиции», обозначая эти две группы.) Мыслительная способность действует через систематическую классификацию и разбор фактов, которые затем располагаются в определенном виде в соответствии с применяемой логикой. (Не говоря уже о том, что «логика» заметно различается у разных людей.) Интуитивная способность, с другой стороны, открывает человеку непосредственное проникновение в суть и осознание действия всей рассматриваемой системы. Интуиция — это по существу способность прямого восприятия и мгновенного понимания, которая обходит медленное действие ограниченного логикой интеллекта, переступая его пределы. Современная наука полностью упускала из виду интуитивную функцию человека,
вероятно, предполагая, что «интуиция» — это просто мышление, предвзято окрашенное личными чувствами. Но в действительности интуиция — это вид сознательного восприятия, где «ощущение» вытекает из смутных, подсознательных корней. Интуитивная функция тесно связана с эстетической функцией человека, так как целостность восприятия в искусстве вытекает из интуитивного восприятия порядка и гармонии и из внутреннего понимания, достигнутого способами, переступающими пределы рационального мышления. По самой природе интуиции язык искусства больше подходит для ее выражения, чем абстрактный язык логики или математики. Как пишет Л.Л.Уайт в своей книге «Акцент формы» (L.L.White «Accent on Form»):
Интуитивное осознание, выраженное в невербальной форме, охватывает более широкий диапазон опыта, чем могут передать вербальные и алгебраические символы языка и математики.
Великий поэт Гете выразил свое предпочтение всесторонности интуитивного восприятия следующим образом: «Мне хотелось бы говорить подобно Природе, сразу картинами». При создании психологии, которая занимается главным образом личностями и персональным опытом, интуитивное качество имеет первостепенное значение. Как пишет психолог Вильсон Ван Дасен: «Я бы никогда не вступил в спор с человеком, утверждающим, что язык писателя-романиста, поэта или музыканта ближе к качеству человеческого опыта, чем язык психологов». Мы должны добавить к этому высказыванию, что символический язык астрологии также ближе к качеству человеческого опыта, чем обычный язык психологов.
Пытаясь понять интуитивную способность, мы должны осознать, что образная и интуитивная деятельность человеческого разума — это не просто побочный продукт анализа и логики. Мы видим, что по-настоящему творческие люди часто
представляют угрозу для общественного порядка, ценностей и способов мышления, которые «произвели их на свет». Если эти люди не обретают свое понимание в результате обучения в общественных учреждениях и через социо-культурные паттерны, откуда же исходит это творчество? Мы должны ответить, что интуитивная функция человека — это основной источник всего нового понимания и воображения. Интеллект ограничен многими факторами, но интуиция (опора вдохновения), по-видимому, относительно свободна.
Давайте проясним отличия между различными подходами к познанию:
Из всего вышесказанного явствует, что, тогда как интеллект может раскрыть секреты внешней жизни и действия материи, секреты внутренней жизни и сферы персонального опыта может раскрыть именно интуиция. Идеалом для всеобъемлющей науки души будет объединение обоих (т.е. интуиции и интеллекта), но в психологии, которая считает основной сферой исследований внутреннюю жизнь человека и значение его опыта, интуитивная функция должна не только занять свое место, но и признаваться в качестве основного подхода к глубокому и удовлетворяющему познанию индивидуального человека. Это связано с тем, что субъективный опыт человека по самой своей природе является качественным. Аналитический подход мышления уже имеет количественный язык математики для описания своих открытий, но интуитивный подход пока еще не имеет общепризнанного и всестороннего языка для представления качественных открытий в своей сфере.
Астрология — это именно такой язык, который столь необходим для описания опыта и уникальности человека полезным и всесторонним образом. Хотя только малый процент академических и научных организаций признает астрологию как ответ на существующую потребность (если они вообще осознают эту потребность), большой процент обычного населения притягивается к астрологическому способу видения вещей и понимания своего опыта. Другими словами, астрология может быть для лечебных искусств (медицины, психологии, психиатрии и т.д.) тем же, что периодическая система элементов для химии. Зиппора Добинс, психолог, работающий над интеграцией астрологии и психологии и использующий астрологию ак основной инструмент в своей практике, называет астрологию «прекраснейшим намеком на унифицирующий порядок в космосе, успешно переведенным в познавательную концептуальную форму». Она говорит:
...по-видимому, есть два основных языка, имеющих универсальное применение в качестве способов классификации и символического описания реальности. Количественный язык, который мы называем математикой, может быть использован для описания всего, что можно подсчитать или измерить. Мне хотелось бы поговорить об астрологии как о наиболее универсальном качественном языке... Я уверена, что не пройдет много времени, прежде чем бесчисленные личностные системы, которые сейчас соперничают в современной психологии, тихо исчезнут и будут заменены унифицированной астрологией. В конечном счете, это неизбежно, так как астрология предоставляет единственную систему, в которой есть внешние ориентиры категорий, видимые, предсказуемые и допускающие сложность, далеко выходящую за пределы любой классификации личности, изобретенной психологией.
Два различных подхода к познанию естественно ведут к двум различным видам доказательства: статистическому (или «объективному») и экспериментальному (также называемому «экзистенциальным»). Давайте кратко рассмотрим весь вопрос «доказательства» по отношению к астрологии.

комментарии: Закрыты

Комментарии закрыты.