ЗНАКИ И СОЗВЕЗДИЯ ЗОДИАКА — МИРОВОЙ ГОРОСКОП В «ДВЕНАДЦАТИ НАСТРОЕНИЯХ»

Опубликовано 23rd Апрель 2017 в рубрике Звезды:
.

Первого января 1914 года Рудольф Штейнер произнес те значительные, процитированные во второй главе, слова, согласно которым может быть возрождена астрология третьей послеатлантической эпохи. 21 июня 1922 года Рудольф Штейнер сказал в связи со своим стихотворением «Двенадцать настроений»: «Эти <Двенадцать настроений> построены так, что могут быть проверены астрологическими законами. Оно прямо космическое... Почти каждый слог стилизован в этом направлении. Вы можете почти повсюду найти в нем внутреннюю стилизацию. Если читать его строго объективно, из этого может многое получиться».


Что именно может получиться для астрологии при такой проверке, еще не стало достоянием нашего познания. Тем важнее могут оказаться попытки, предпринимаемые в этом направлении, задачей которых может быть проверка, не содержится ли здесь «пронизанное импульсом Христа возрождение астрологии третьей послеатлантической эпохи». Одновременно можно при этом попытаться ответить на вопрос, что означает для нас сегодня каталог звездных знаков, в том виде, в каком они сегодня применяются в традиционных обозначениях, и, с другой стороны, что означают реальные звездные образы, созвездия, которые мы в действительности наблюдаем на небе? Ибо границы традиционных знаков смещаются относительно границ воспринимаемых сегодня звездных образов, ведь со времени фиксации знаков точка весеннего равноденствия значительно сдвинулась.
Сам Рудольф Штейнер при закладке 20 сентября 1913 года Камня Основы первого Гетеанума отметил констелляцию Меркурия «в Весах» — здесь имеется в виду вошедший в знак Весов астрономический Меркурий. Это был факт, подтвержденный расчетами эфемерид, на небе же 20 сентября 1913 года Меркурий стоял в созвездии Девы. Смысл этой констелляции тотчас станет нам ясным, если мы космические жесты попытаемся расшифровать с помощью эвритмических звуков: Меркурий означает в звуковом языке эвритмии I, а образ Весов — СН, что представляет слово, состоящее из обоих божественных инициалов IСН.62
При испытании «на астрологию» (здесь, конечно, речь идет о новой, будущей астрологии пятой эпохи) нужно было бы проверить, применен ли Рудольфом Штейнером также в «Двенадцати настроениях» эвритмический звуковой язык. Но поскольку возрождающаяся в духе современной эпохи астрология является «новой областью», мы можем действовать только чисто «эвристически», т.е. мы должны вначале развить адекватные методы для вступления в эту область.
Таким образом, мы должны найти обстоятельства, которые в традициях и сообщениях древней египетской храмовой астрологии играли ведущую роль (которые еще сохранились в дегенерированных остатках сегодняшней вульгарной астрологии), и должны спросить себя: отыщем ли мы их в строках «Двенадцати настроений», которые все являются «прямо космическими", так что "почти каждый слог в своей интонации стилизован в этом направлении». 69 Быть может, действительно «многое из этого выйдет», а именно, многое в отношении охарактеризованной Рудольфом Штейнером метаморфозы в сторону Импульса Христа.
При этом сразу встает вопрос, с чего следует начать исследования. Может быть, с аллитеративно построенных строк второй и третьей, нижних, связанных с реальностью и земным, «подсолнечных» планет, которые «вносят в человека более душевно-духовное кармическое», и которые, следовательно, в целом действуют детерминирующе и определяют судьбу? Или мы должны начать исследование со связанных конечными рифмами пятой и шестой строк, относящихся к верхним планетам, Юпитеру и Сатурну, связанных с мышлением и памятью, и тем самым оставляющих человеку свободное поле действий? Поскольку они как самодетерминирующиеся также ведут к мыслительной свободе под влиянием ICH-образующего Импульса Христа, с самого начала можно предположить, что тона слогов верхних, «надсолнечных» планет более могут помочь разрешению нашей проблемы, чем строки планет нижних, «подсолнечных».
Если же брать содержание египетской храмовой астрологии, не может ли иметь основополагающее значение то, что Рудольф Штейнер применил его и по-новому выразил при «внутренней стилизации» «Двенадцати настроений»?
В книгах, собранных под общим названием «Corpus Hermeticum», содержатся также астрологические сочинения жреца Нехепсона (примерно 700 лет до Р.Х.), которому приписывается составление «Мирового гороскопа». Эти сочинения на протяжении нескольких столетий рассматривались как основополагающий материал для изучения астрологии. Из-за недостатка места мы не будем здесь останавливаться на дискуссии античных астрологов — например, у Фирмика Матерна, — может ли вообще существовать нечто подобное «мировому гороскопу». В этом «мировом гороскопе» (Thema mundi) показаны связи отдельных планет со знаками Зодиака: Солнце принадлежит Льву, Луна — Раку, Меркурий — Деве, Венера — Весам, Марс — Скорпиону, Юпитер — Стрельцу, Сатурн — Козерогу и Водолею, кроме того, Юпитер относится к Рыбам, Марс, к Овну, Венера к Тельцу и Меркурий к Близнецам.
Если мы рассмотрим теперь гласные в конечных рифмах строк Юпитера и Сатурна «Двенадцати настроений», то получим вначале фрагментарный ряд гласных, идущий от строфы Рака до строфы Скорпиона:

Рак:
"Zu geistigem Sich-Durchdringen,
In ruhigem Lichterbringen. " I, Merkur
"К духовному себя-пронизанию,
В спокойном сиянии света. " I, Меркурий
Лев:
"In staunendem Lebensschein,
In waltender Werdepein. " EI, Mond
"В струящемся сиянии жизни,
В вершащей муке становленья. " El, Луна
Дева:
"Im Willenserleben baue,
Dem Weltenerblüh'n vertraue. " AU, Sonne
"Да созидает в переживании воленья,
Да доверяет цветению мира. AU, Солнце
Весы:
"Zu werdendem Tatergießen,
In ruhendem Weltgenießen. " I, Merkur
"К возникающему излиянию действия,
В спокойном наслаждении миром. " I, Меркурий
Скорпион:
"In strafendem Weltenwalten,
Im ahndenden Sich-Gestalten. " A, Venus
"В наказующем вершеньи миров,
В воздающем себя-формировании. " А, Венера

Мы отметим только при этом, что последовательность I-EI-AU-I-A соответствует планетному ряду Меркурий-Луна-Солнце-Меркурий-Венера, и этот ряд встречается уже в древнеегипетском Мировом гороскопе: Меркурий (в Близнецах), Луна (в Раке), Солнце (в Льве), Меркурий (в Деве), Венера (в Весах). Однако связь этих пяти составляющих древний ряд планет с звездными знаками кажется нарушенной, ибо здесь мы имеем I-Меркурий в Раке, EI-Луна в Льве, AU-Солнце в Деве, I-Меркурий в Весах, Α-Венера в Скорпионе. В остальном Зодиаке не наблюдается связи ни с традиционным рядом, ни со звездными знаками. Не изменится ли что-либо, если мы вокруг круга звездных знаков образуем еще круг звездных образов, реальных созвездий?
Тогда I (Меркурий) из строфы знака Рака («Durchdringen», «Lichterbringen») свяжется со звездным образом Близнецов, и эта связь соответствует древней традиции, также произойдет с EI (Луной) из строфы знака Льва, она соответствует образу Рака, который появляется над знаком Льва. Также AU (Солнце) знака Девы, согласно древней традиции, принадлежит историческому образу Льва, который появляется под знаком Девы. I (Меркурий) знака Весов («Tagergießen», «Weltgenießen») традиционно принадлежит образу Девы, возвышающимся над знаком Весов, также как А (Венера) («Weltenwalten», «Sich-Gestalten») из знака Скорпиона относится к образу Весов, который вследствие сдвига точки весеннего равноденствия стоит сегодня под этим знаком. Здесь прерывается традиционная связь, ибо ни А из знака Стрельца («Weltenwalten», «Gestalten»), ни оба А из знаков Козерога и Водолея не соответствуют традиционным связям.
Теперь об оставшихся знаках от Рыб до Близнецов. Здесь мы должны вспомнить, что вследствие различной протяженности реальные созвездия или образы перекрываются (в противоположность этому все знаки имеют одинаковую длину: 30 градусов). Так, в Рыбах: в строфе знака стоящий Юпитер-О соответствует еще над последним деканом знака Рыб стоящему образу Рыб, а Венера-Α строфы для знака Тельца соответствует в последнем декане знака Тельца части образа Тельца. Но что означает I в строфе для Овна? Меркурий-I не принадлежит ни знаку, ни образу Овна. Однако отметим двойную согласную N, которая эвритмически принадлежит образу Рыб, и она стоит здесь над знаком Овна! (А также в строфе для Рыб трижды стоит слово Gewinn. ) Неясным остается положение Луны-Ei строфы для Близнецов? Нет, если мы вспомним, что Луна — более согласно вавилонской традиции — имеет возвышение в Тельце, который как образ стоит над знаком Близнецов.
Недостает еще объяснения для трех гласных Венеры-Α в знаках Стрельца и Водолея. Мы должны заметить, вообще U (Сатурн) и Е (Марс) в качестве ударных гласных в конечных рифмах во всем стихотворении не применяются. Ни разу в Овне не находим мы благодаря Марсу принадлежащей ему ударной гласной Е, но имеем согласную Рыб N (с I в качестве гласной). Если мы будем исходить из того, что Марс по древней традиции господствует в образе Скорпиона, и что этот образ стоит над знаком Стрельца, то ожидаемая здесь ударная гласная Е преобразована в Венеру-Α. То же происходит еще дважды в строфах для знаков Козерога и Водолея, где находиться должен Сатурн. Также Сатурн в образе Водолея над знаком Рыб обращен в Юпитер-О. Не хотел ли тем самым Рудольф Штейнер что-то сказать нам или посоветовать?
Марс — это звезда войны, агрессивных аффектов, она полярно противоположна существу любви, Сатурн — обременяющая планета, она создает «жизненные трудности», и прежде всего страх. Он еще сегодня напоминает нам о начале сатурнического развития, поскольку страх должен преодолеваться мужеством. Для детей, у которых в момент рождения Сатурн стоял в Козероге или Водолее, «обуславливая тем самым жизненные трудности», нужно в смысле спиритуального воспитания найти, как посредством других планет в гороскопе рождения можно осуществить сглаживание.
В «Двенадцати настроениях» Рудольф Штейнер на место ударной гласной Марса Е, и на место Сатурна-U дважды поместил Венеру-Α, напоминая нам слова «В любви нет страха». (1 Иоанна 4. 18). У Парацельса происходит трансплатация Сатурна в Венеру, которая осуществляется при использовании сурьмы в качестве лекарственного средства:
«die ander arznei den saturnum zu entsezen des menschen der in seiner sphaer und gewalt ist, das sollen ir also verstan, das der, der nimen sei, der er ist und war; dan durch das wird er der sphaer saturni entzogen und das also, das do transplantatio geschehe von eim in das ander, wie ein pfersich auf einer weiden und dergleichen, und den menschen auch also. So nun der mensch sol transplantiert werden und sol genomen werden einem planeten und einem ändern underworfen, so ist anümonium der selbige, der saturnum wechslet in venere. Und jetzt mit dem arcano wird der mensch ein venerist und erlangt ein ändern ascendenten, in den er schlegt. Dorumb so ist anümonium ein cur in ethica, aus der ursach, das er transplantiert den stern saturni in den stern veneris. Das sind die griff der arznei»
Таким образом — восходя в каждой строфе «Двенадцати настроений» от характера связанных с Землей, детерминирующих знаков, постепенно всё более и более проникаясь освобождающими силами Юпитера и Сатурна, при взгляде на исторический образ внешнего неба — мы открываем новую силу и значение исторического «Мирового гороскопа», египетско-вавилонского гороскопа Земли, и эта Земля, пройдя трансплантацию от Сатурна в Венеру, т. е. превращение страха в любовь, христианизируется и обновится посредством свободы.

комментарии: Закрыты

Комментарии закрыты.